Епископ Силуан: Опыт жизни в глубинке подтверждает, что пространство для России не проклятие, а богатство и благословение

Епископ Колпашевский и Стрежевской Силуан выступил на Парламентских встречах «Молодежь: свобода и ответственность» с докладом ««Пространственное развитие» Томской глубинки: возможности и проблемы». Преосвященный архипастырь, в частности, отметил:

«Актуальность пространственного развития России очевидна для власти и общества. О нем, как одном из приоритетов общенационального развития, говорил президент страны В.В.Путин в Послании Федеральному собранию в марте 2018 г. Той же темы, но более развернуто, он коснулся, выступая на VIII Московском урбанистическом форуме «Мегаполис будущего. Новое пространство для жизни», где озвучил следующее намерение федеральной власти: «Будем обязательно развивать уникальные преимущества, которые, убеждён, есть у каждого нашего населённого пункта, каждого города и каждого региона России. При этом главное для нас – это создание комфортной среды не только в крупных центрах, но на всей территории Российской Федерации… В век бурных технологических перемен и малые, и крупные города должны сохранять самобытность, идентичность, исторический облик, традиции, если позволено будет сказать – дух и человечность»».

«Опыт жизни в глубинке подтверждает, что пространство для России не проклятие, а богатство и благословение: средство спасения в исторических испытаниях, формирующий фактор национального менталитета. Естественно-природный контекст жизни привносит в души людей большую простоту и цельность. Ограниченная численность и компактность проживания дают эффект «общинности» сознания, менее разобщенного, чем в больших городах. Наконец, даже суровость природно-климатических условий и экономическая неразвитость становятся источником формирования более мужественного и стойкого восприятия испытаний».

«Инициатива главы государства нашла развитие в разрабатываемой правительством Стратегии пространственного развития. Не останавливаясь на коллизиях активного и бурного обсуждения, отмечу её некоторые, безусловно положительные, моменты. Во-первых, само осознание необходимости особой стратегии уже свидетельствует о масштабном, комплексном, долгосрочном целеполагании. Во-вторых, развитие городов и сельских территорий рассматривается не только с узко-экономических позиций, но как «комплексный проект». В-третьих, ещё на этапе обсуждения Стратегии было высказано понимание того, что видение пространственного развития России должно базироваться «на важнейшем постулате фундаментального, навечного, а не временного освоения, развития территории», при котором станет очевидной безусловная ценность и полезность любого места, участка, района страны, и, как следствие, необходимость комплексного освоения, восстанавливающего, преобразующего и облагораживающего территорию России повсеместно».

«Cтратегия социально-экономического развития Томской области до 2030 года считает одним из приоритетов «эффективную территориальную политику», предполагающую «обеспечение связанности территорий Томской области, проведение эффективной территориальной и агломерационной политики, обеспечение сбалансированного развития муниципальных образований, предоставление необходимого объема и качества государственных и муниципальных услуг на всей территории области».

Однако после знакомства с вышеназванным документом остаётся без ответа, по меньшей мере, следующий вопрос: каким мы видим будущее томской периферии? Чрезвычайная актуальность этого вопроса оттеняется непрекращающимся оттоком населения, и особенно молодежи? Каково решение этого вопроса: тотальное переселение, «управляемое сжатие» или всё же – развитие? Отвечает ли рост численности жителей регионального центра за счет опустынивания и, как следствие, хозяйственной деградации периферийных территорий стратегическим целям пространственного развития Томской области?

Чем можно ненасильственно удержать людей в глубинке? Нам думается, оставаться на своей малой родине людей могут побуждать среди прочего следующие факторы. Для выпускников школ это, прежде всего, развитие средне-специального образования, а на его материальной базе, быть может, в сочетании с дистанционными технологиями, – и опорных пунктов для высшего образования с целью удовлетворения собственных, муниципальных, потребностей в кадрах. Это – приведение основополагающих отраслей местной системы здравоохранения в соответствие стандартам регионального центра, что особенно значимо для семей, зрелых и пожилых людей. Бесспорным является острая потребность в охвате всей области полноценной дорожно-транспортной инфраструктурой, обеспечивающей достаточную степень свободы перемещения людям, живущим в удалении от Томска.

Совершенно очевидно, что невозможно сделать всё везде и сразу, особенно из Томска, расположенного по отношению к собственному региону крайне неудачно – у самого его края! В связи с этим, не стоит ли подумать о создании ближе к географическому центру области своеобразного «субрегионального» центра, сосредоточив там больший потенциал для обеспечения максимально комфортного проживания жителей центральных и отчасти северных районов области? В этом русле некоторым примером может быть Русская Православная Церковь, которая создала такой центр, образовав в составе Томской митрополии новую епархию, охватывающую максимально удаленные от Томска города и поселки. За 5 лет деятельность Колпашевской епархии уже принесла свой положительный результат, активизировав церковную жизнь в разных ее проявлениях на северных территориях. При этом такая активизация только упрочила интеграционные связи севера и юга Томской митрополии к их обоюдной пользе».

Комментарии закрыты.